Просвещение

Фрейлина трех Императриц

Автор книги "Неугасимая лампада" Борис Ширяев рассказывает о жизни первых узников Соловецкой которги, прибывших на остров в 1922 году. Соловецкий лагерь стал для автора книги, как и для многих тысяч людей, прошедших через него, "страшной зияющей ямой, полной крови, растерзанных тел, раздавленных сердец..." Но и среди тяжких испытаний, среди издевательств и кощунства, "в перетлевшем иле человеческой суеты, лжи и слепоты" светил и согревал людей негаснущий свет Христовой веры и любви.

Подробнее

Нечаянная Радость

У меня есть большой друг - Маша. Хотя мы одних лет, но она для меня как духовная мать, а я чувствую себя рядом с ней строптивой девчонкой. Как-то она зашла ко мне и озабоченно сказала:

- Нина в большом горе: муж попал под автобус, и его в тяжелом состоянии отвезли в больницу. Помолись о них, Верочка.

- Ну, Маша, - ответила я, - на мне грехов не перечесть. Разве будет Господь слушать такую молитвенницу?

Подробнее

Однажды зимой

Николаева Вера Константиновна

Ого, как уже поздно... Сегодня их задержали на сверхурочные, потом трамвай невыносимо долго кружил по заснеженной Москве, поэтому когда она сошла в своем тихом замоскворецком переулке, на улицах уже не было ни души. Война явно катилась к концу, все чаще и чаще в небе расцветали салюты, и в глазах измученных людей стала потихоньку пробиваться надежда – ну вот, еще немного, совсем чуть-чуть и все...

Подробнее

Лица

Иван Сафонов

В одном древнем селении жило много лиц. Их было так много, как звезд на тихом ночном небе. И каждое было уникальным!

В ту эпоху не было имен. В них не нуждались.

Жизнь текла без суеты. Каждое лицо отражало свою заботу. Одно — прыгало, бегало и пыталось собрать народ, а другое — наоборот — сидело у себя в хижине и гнало всех. Лицо это было мрачным, а глаза наполнены печалью. Возле забора сидело лицо уверенное и мудрое. Оно осматривало забор.

Подробнее